Аудио Театр – звуковое, шумовое оформление, фоли, саунд-дизайн  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
    
 
 
 
 


Анимационный фильм «Крот на море»


С режиссёром этого замечательного мультика  Анной Кадыковой мы познакомились на какой-то анимационной выставке; «Крот…» был тогда только в проекте – но мы как-то сразу договорились о том, чтобы поработать вместе. Произошло это, правда, довольно много времени спустя и в несколько авральном режиме. Артистов не приглашали, озвучили персонажей своими голосами (благо слов нет, да и междометий не слишком много): я чихал за крота и охал за страдающего на пляже зайца, мой помощник Ольга Герасименко хихикала за плещущихся рыбок и вздыхала за переворачивающихся по часам загорающих «слоняток»; Аня же Кадыкова, миниатюрная очаровательная барышня изящного сложения, умудрилась озвучить хмыкающих басом пляжных шахматистов.
Но это уже на финальной стадии, когда мы сутки без сна доводили звук до ума. А началось всё с того, что Аня попросила меня сделать саунд, приближенный к натуральному, не слишком анимационный. Для фильма о приключениях мечтающего искупаться в море крота, сделанного в слегка сюрной манере, напоминающей чудиков Ивана Максимова (Кадыкова – его студентка) это было несколько неожиданно. Помня касающийся и звука завет Александра Татарского: «В анимации невозможно “пере”, в ней бывает только “недо”!» – я оказался весьма озадачен… Но тем интереснее было работать.
Очень хорошо помню, что первым я записал для этого мультфильма: звук катящейся по асфальту бутылки. Для этого я вышел во двор в пять утра (пока тихо) и несколько раз прокатил по асфальту бутылку. Следующими оказались крабы, бегающие по морскому берегу – их изображали настоящие испанские кастаньеты, звук которых просто делался выше или ниже, а также менялся темп. Потом были похожее на Дарта Вейдера дыхание крота через трубку и песок, в который он (крот, не Дарт Вейдер!) постоянно закапывается. Песком послужили пара горстей семян какого-то симпатичного растения, которые я насобирал в Подмосковье – в т.ч. из-за их занятного шуршания (иногда я делаю рейнстики) а нужное дыхание получилось через шахту большого кальяна.
Ещё один занятный фоли-эффект – ведёрки, которыми играют на пляже два каких-то грызуна с китайскими глазками; звук получился с помощью шершавого продолговатого камешка, которым скребли по краю металлического тубуса от бутыли самбуки. Не менее занятный, но более сложный кусочек саунд-дизайна – грёзы крота о море: микс размытого холлом чаймса с китайскими колокольчиками и обработанным дилеем криком чайки (этот звуковой коктейль был сделан наспех, и мы думали его потом заменить, но он как-то прижился).
Филд-рекординг – моё связанное с работой хобби; во все отпуска и поездки я непременно беру с собой портастудию, собирая материал для дальнейшей работы – кое-что пригодилось и для «Крота…». Сверчки – из киевского ботанического сада, где я однажды оказался ночью. Идущая с пляжа и обратно толпа – ускоренная запись одного из митингов, на которых я бывал когда-то. Море было скомбинировано из нескольких записей разного прибоя – уже не помню, из каких мест (хотя отдельные всплески тех же рыбок я записал в собственной ванне). Звук поезда тоже из дорожных записей. Как и проезжающие мимо автомобили, часть из которых – очень хорошо это помню! – записаны на трассе неподалёку от Алушты, куда меня случайно занесло однажды, и где я видел почти такой же пляж, как и в мультике: с бегущими на рассвете занимать места, а потом плотно заваленный мающимися телами (с тех пор в Алушту – ни ногой!). А вертолёт (со звуком которого летает надувная жаба-наблюдатель) был записан прямо из окна дома.
Из сторонних источников был взят, кажется, только детский рёв; смех же – из моих запасов, но Ане этого показалось мало, и она привезла в студию барышню лет четырёх по имени Феофания. С которой мы довольно долго возились (девчушку отвлекали микрофоны, приходилось их как-то прятать) – и несколько её смешинок и возгласов попали в финальный трек.
Вообще, как мы провели упомянутые уже бессонные сутки можно себе представить по фрагменту интервью Кадыковой журналу «Сноб»:

анимационный фильм «Крот на море», режиссёр Анна Кадыкова«Интересный эффект производит звук. Когда впервые смотришь фильм с готовым звуком, все вдруг кажется ужасным! И не потому что звук плохой. Звук может быть замечательный, а все равно смотришь и за голову хватаешься. Ужас! Это от того, что в самом начале работы, ты сам делаешь черновой звук, записываешь всякие охи-ахи, бухи или реплики, если они есть, и подставляешь все это в свой проект, потом делаешь фильм целый год и за это время так привыкаешь к этому кривому звуку, что он уже становится родным. Когда все уже готово (озвучка сейчас, как правило, финальный этап работы над фильмом), тебе делают чистый прекрасный новый звук… И всё сразу не нравится, потому что ты уже сроднился со своей старой дурацкой звуковой дорожкой. Со временем привыкаешь к новому звуку, понимаешь, что на самом деле не такой уж и ужас.»

По мне так тоже далеко не ужас – и того же мнения, видимо, жюри всех тех многочисленных фестивалей и конкурсов, в которых этот фильм участвовал и даже получал призы.

 

 


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::