Аудио Театр – звуковое, шумовое оформление, фоли, саунд-дизайн  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
    
 
 
 
 


Фильм «Заблудился» 18+


«Что за хрень мне тут показывают?!» – это была моя первая реакция  на фильм Дмитрия Бирмана (в котором – сразу предупреждаю! – употребляют спиртное, курят и используют ненормативную лексику). Однако минут через 5-7 меня было уже не оторвать, а под финал я настолько растрогался, что готов был работать с дражайшим тёзкой на любых условиях (ну, почти на любых)… Меня подкупила идея этого замешанного на межличностных отношениях фильма с открытым финалом: может ли человек, не слишком вроде бы хороший и не особо порядочный – нет, не измениться даже, но проявиться совершенно иначе, благородно и красиво, при этом, по сути, оставшись прежним? Но – по порядку.
Бирман нашёл меня через интернет и попросил отреставрировать звук, записанный на площадке во время съёмок. Послушав, я отказался: хорошо всё равно не получится, лучше переозвучить с нуля. Дима ушёл подумать, поискать варианты – и вскоре вернулся: «Давай переделывать!» Благо никто из актёров (среди которых и занятые, и довольно известные) не возражал.
Переговоры мы вели заочно, через интернет – но когда дело дошло до встречи, оказалось, что мы живём в паре кварталов друг от друга. Сюрприз! Мне это показалось очень хорошим знаком.
Тонировка прошла без особых приключений. Пока режиссёр выбирал удачные дубли (чаще я это делаю сам, но здесь для ускорения процесса отдал часть работы ему) я занимался шумами (фоли) и атмосферами (предпочитаю использовать это слово вместо «эмбиент» во избежание разночтений). Как и часто в подобных случаях, во многих моментах пригодились подручные средства и вещи в поле зрения: капающий кран (капельница), настольная лампа (включение света в палате), двери в квартире и т.п. За всех героев сам ходил – как положено – в разной обуви по различным поверхностям; шаги по траве и тропинкам делались в парке недалеко от студии… Единственное, что не удавалось никак нигде найти – это правильно звучащей стеклянной двери; пришлось её «украсть» из одного очень популярного сериала.
Не стану описывать все звуки, многие из них вполне очевидны. Замечу лишь, что на фестивалях, где демонстрировался фильм (и на которых моего присутствия буквально требовал Бирман), меня почему-то часто спрашивали, как был сделан звук тлеющей сигареты; открою этот маленький секрет: так звучит горящая спичка, если поднести её близко к микрофону. Только осторожно – не повредите технику!..
Атмосферы города записывались на улицах Москвы (проезжающие мимо автомобили были записаны ранее для моей звуковой коллекции на одной из горных трасс), звуки парка для финальной сцены – возле подмосковного посёлка Снегири. Правда, съёмки финала проходили осенью (и в паре мест, если приглядеться, заметны не зелёные уже деревья), но сама сцена настолько весенняя по настроению, что это хотелось подчеркнуть, отразить и в звуке характерным щебетом птиц.
Запись грозы отчасти была записана из собственного окна, отчасти приехала, насколько я помню, из Минска – но к грому пришлось местами примешать жестяной лязг для большей выразительности.
Едва слышный гул помещения в больнице (всё же там не может быть полной тишины!) сделан из обработанного шума промышленного кондиционера, большого и разболтанного.
Вообще, Дмитрий предполагал пригласить ещё одного звукорежиссёра специально для создания «хорроров» – звучащих на титрах и в сцене возле больничной палаты эмбиентов (вот теперь это именно они, как название музыкального направления!). Однако познакомившись с некоторыми моими работами, режиссёр решил, что второй саунд-дизайнер нам не нужен.
Эта звуковая тема фильма изначально должна была создавать ореол некоей слегка пугающей загадочности, чуть жутковатой неопределённости – и в то же время (как мне казалось) иметь намёк на открывающееся во второй части картины состояние здоровья Лены, героини фильма. Поэтому я в качестве основы решил взять достаточно предсказуемые и узнаваемые низкий гул и сердечный ритм – причём сердце в двух вариантах: «традиционный» стук и как бы попискивание некоего (медицинского?) прибора. Дмитрий Бирман и Дмитрий Урюпин на открытии кинофестиваля «АртКино`7»Первый был получен из мягких ударов по днищу 19-литровой пластиковой бутыли для кулера, второй – обработкой записанного в киевском метро сигнала турникета. Низкий гул получился из сильно пониженной записи голоса. На основу из этих трёх звуков накладывались уже различные другие, преобразованные и нативные: сэмплы древних ретро-синтезаторов, глубокие вздохи у микрофона, запись невнятного женского голоса из телефона, созданные в компьютере подобия морзянки и шума ветра, звуки смычковых и пр. К моему удивлению, на создание этих звуковых композиций у меня ушло времени раз в пять меньше от расчётного. Ещё больше удивило то, что дражайший тёзка – он же режиссёр – принял сделанные треки на ура и без поправок.
Последним штрихом в работе над звуковой картинкой стали реплики героини на титрах; это была изначальная идея Бирмана, но, расположив выбранные возгласы и крики начерно, он увидел, что выглядит всё довольно уныло даже с музыкой. Я предложил самое простое на мой взгляд решение: сделать этим репликам разное эхо, постепенно прибавляя холл, дилэй и их сочетания от начала эпизода к середине и ближе к концу снова их убирая. Это сработало.
В целом мы – режиссёр и я – этой работой очень довольны. Кроме того, как я уже упоминал, фильм поездил по фестивалям и получал премии, что приятно.

P.S. Позже Д. Бирман сделал подборку материалов о том, как снимали «Заблудился» (фильм о фильме) – его вы можете посмотреть здесь; там же – некоторые подробности o создании звука.

 

 

 


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::