'Аудио Театр'-радиоспектакли и звуковые постановки, говорящие книги  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
    
 
 
 
 


«Карандаш и Самоделкин в Египте»


часть 1
  «Карандаш и Самоделкин в Египте», Валентин Постников; Музыка: «EXIT Project», Иван Самохин, DJ Mon Lee СКАЧАТЬ MP3 #1 >>>    
часть 2  «Карандаш и Самоделкин в Египте», Валентин Постников; Музыка: «EXIT Project», Иван Самохин, DJ Mon Lee СКАЧАТЬ MP3 #2 >>>    
часть 3  «Карандаш и Самоделкин в Египте», Валентин Постников; Музыка: «EXIT Project», Иван Самохин, DJ Mon Lee MP3 #3 >>>    
часть 4  «Карандаш и Самоделкин в Египте», Валентин Постников; Музыка: «EXIT Project», Иван Самохин, DJ Mon Lee MP3 #4 >>>    

скачать в RAR-архиве   «Карандаш и Самоделкин в Египте», Валентин Постников; Музыка: «EXIT Project», Иван Самохин, DJ Mon Lee СКАЧАТЬ MP3 В RAR-АРХИВЕ >>>


муз. «EXIT Project», Иван Самохин, DJ MonLee
96kbit, Stereo; общ. звуч. демо 34:43; 21,25 Mb
[полное звучание спектакля 3 ч. 12 мин.]


Спектакль для детей «Кандаш и Самоделкин в Египте» - первая работа «Аудио Театра», сделанная на заказ.Валентин Постников,детский писатель,автор сказки «Кандаш и Самоделкин в Египте»
Однажды в нашем почтовом ящике обнаружилось письмо от РАО «Говорящая Книга» примерно такого содержания: «Нам понравилось то, что Вы делаете. Извольте пожаловать на переговоры…» Естественно, я поехал.
После недолгой беседы с гендиректором РАО Владимиром Полищученко мне было предложено сделать сказку Валентина Постникова. Я понял, что сотрудничество просто неизбежно. Автора книжки, которую положили передо мною на стол, я знал лично.
Вполне вероятно, что вы тоже его знаете. Видели по крайней мере…
С Валей Постниковым мы познакомились, когда я был внештатником на «Радио России», где у меня был свой час в канале «4/4». В те времена меня довольно часто заносило на различные ток-шоу, от «Акул Пера» до «Я сама»; вот на съемках одной из таких передач мы и столкнулись. Молодой детский писатель был одержим дикой – как мне казалось – идеей: раскрутиться через участие во всех мыслимых и немыслимых ток-шоу. Причем в качестве зрителя. Мне это виделось абсолютно невозможным. Из довольно обширной когорты ходоков по разным телепрограммам это не удавалось никому, что и понятно – многие ли запомнят мелькнувшее на экране лицо!..
Однако Валентин своего добился. Его действительно заметили, стали приглашать в другие программы и даже посвятили ему несколько телесюжетов. Все дело в том, что Постников умудрялся на каждом ток-шоу задавать такие остроумные вопросы, что его ни разу ни из одной передачи не вырезали.
Какое-то время мы общались, я был приглашен на презентацию одной из первых его книг (это тоже была одна из сказок про Карандаша и Самоделкина, написанных Валентином как продолжение историй своего отца, писателя Юрия Дружкова, который и придумал этих человечков[1]). Однако впоследствии мы как-то потерялись…
И вот, через несколько лет мне предлагают ставить сказку Постникова. От первого заказа вообще грех отказываться, тем более что ничего детского мне до сих пор делать не приходилось – а тут еще такие интересные обстоятельства!..Юлия Виноградова,Чижик в сказке Постникова «Карандаш и Самоделкин в Египте»
Вообще, изначально предполагалось, что звуковой вариант сказки будет обычной аудиокнигой: один-два актера начитают под музыку текст, собственно и все. Мне же это было не очень интересно. И когда через некоторое время мне позвонили из «Говорящей Книги» узнать, почему работа затянулась, мне пришлось признаться, что в проекте участвуют вместе со мной семь человек, не считая композиторов. Изумление было немалое – о таком не думали ни В. Полищученко, ни даже автор книжки…
А вышло так. Среди персонажей сказки – дети. Значит, подумал я, надо пригласить кого-то с высоким голосом. Но детей трое – и пусть лучше каждый из них говорит непохоже на другого. Далее в сказке имеют место пират и шпион, голоса и характеры которых никак не могут быть похожи, например, на профессора и археолога. И пошло-поехало…
На роль девочки Настеньки я пригласил завсегдатая «Аудио Театра» Татьяну Левицкую, автора «Кошки», в которой она озвучила женские роли, а затем участвовала почти во всех моих работах. В «Карандаше и Самоделкине…» Таня озвучила еще и названия глав, а также покричала за мальчишек-газетчиков – этот трек я затем терзал хорусом двух разных настроек, чтобы немного изменить и «размножить» голос.
Мальчиков Прутика и Чижика сыграли сестры Юлия Виноградова и Анна «Флора» Широкова. С Юлей я был довольно давно знаком по тусовке фолк-группы «Мельница»; мы неоднократно говорили с ней о возможном участии ее в какомАнна Флора Широкова, Прутик в сказке Постникова «Карандаш и Самоделкин в Египте»,Аудио Театр-нибудь спектакле. Ее голос вполне подходил, но нужен был еще один, желательно близкий по окраске, и Юля предложила сестру. Мне понравился голос Флоры, читали сестры хорошо (хотя не обошлось без забавных казусов[2]), так что даже репетиций почти не понадобилось. Поскольку голоса их обрабатывались одинаково (небольшой подъем плюс чуть-чуть приподнятая эквалайзером середина), то и писались они вместе – так что диалоги Прутика и Чижика стали единственными в более чем трехчасовой сказке, записанными сразу, а не смикшированными затем в компьютере.
Cестры же мне присоветовали и человека на роль профессора Пыхтелкина. Сергей Витальевич Шенталинский – актер с опытом озвучивания; работать с ним было чрезвычайно легко, и искренне надеюсь, что наше сотрудничество еще продолжится...
Говоря о легкости работы не могу не упомянуть и исполнителя роли пирата Буль-Буля. (Сразу оговорюсь: я вовсе не хочу сказать, что с остальными мне работать было как-то особо тяжело; сотрудничество с каждым приносит особое удовольствие и запоминается по-своему.) Изначально роль пирата планировалось отдать гитаристу группы «Мельница» Алексею «Чусу» Сапкову, но он, к сожалению, не смог принять участие в работе (хотя я не оставляю надежду еще завлечь его в какой-нибудь спектакль). Была мысль пригласить на эту роль мужа Юли, но потом добрые люди напомнили мне про Михаила «Майка» Гуляева
Майк – персонаж довольно известный с столичных околомузыкальных кругах (да и не только в них). Создатель одного из первых столичных клубов «Улица Радио», вокалист группы с аналогичным названием (довольно раздолбайской, надо сказать; тем не менее я очень хочу использовать пару их вещей в одной из работ), Майк очень давно увлечен археологией, организует серьезные Сергей Шенталинский в сказке Постникова «Карандаш и Самоделкин в Египте»,Аудио Театрнаучные экспедиции (в одной из которых и я принял участие), а также фолк-фестивали с целью привлечения интереса к археологической науке (все вместе это носит название «Проект "Археология"»). Человек близкий к театру, молодой отец, да к тому же обладатель классного низкого голоса, Майк легко согласился поучаствовать в спектакле. Прочитав сказку, спросил меня, что бы я хотел услышать. «Майк, – начал я, – представь, что ты пират. Настоящий такой, грубый. И у тебя есть шестерка, которого ты гоняешь, как… ну, как пионеров по раскопу!» «Понятно!» - сказал Майк; дальнейших объяснений действительно не потребовалось, вся роль была прочитана если не в один дубль, то с минимумом повторов. Мне же оставалось только удивляться, насколько сильно оказалось влияние одной-единственной археологической экспедиции на сразу несколько проектов «Аудио Театра».
Заодно Гуляев прочел и текст дневника Кристиана Сабатини. Мне изначально казалось более интересным, чтобы эту часть сказки начинал читать профессор (который и читает дневник в оригинальном тексте), а затем начинал звучать голос самого капитана. Майк удачно прочел и эту часть – но если по его собственной просьбе голос Буль-Буля был опущен примерно на полтона, то голос капитана Сабатини я, наоборот, приподнял. Кроме того, для создания «потусторонности» его звучания этот трек был обработан при помощи замечательного DirectX plug-in под названием Wave Arts WaveSurround. Название говорит само за себя. Этот интересный и полезный плагин работет с разными вариантами реверберации, способствует расширению глубины стереобазы, с его помощью можно создавать разное по объемности и окраске звучание, «псевдостерео» и т.п. Михаил Майк Гуляев (Проект Археология),пират Буль-Буль,капитан Кристиан Сабатини в сказке Постникова «Карандаш и Самоделкин в Египте»Обработанный таким образом голос Сабатини лег на взятый из шумотеки океан и «загадочное позвякивание» (как назвал его один мой приятель), луп которого был сделан из одного-единственного звука вступления к знаменитой «Bongo Bong (King Of Bongo)» Ману Чао.
В тексте сказки было три песни – и все три исполняли пираты. Мне показалось уместным оставить их. Майк был столь любезен, что наорал их в студии под метроном, а затем эти дорожки были переданы композитору Валентину Петрушину для аранжировки. Сводить песни тоже пришлось мне (никогда этим раньше не занимался); но если с первой проблем не возникло, во второй пришлось музыку и голос подтягивать друг под друга, то третья вещь не сводилась категорически. Валентин Иванович настолько излишне творчески подошел к незамысловатой песенке, что раскудрявил ее до полной несовместимости с напетым материалом. В результате то, что было сделано для ускорения процесса, стало завершение сказки тормозить – тем более что на мою просьбу переиграть музыку г-н Петрушин предложил мне уговорить Майка перепеть песню – что даже чисто технически было значительно сложнее, чем заново забить музычку в синтезатор. К счастью, Валентин Иванович внял моим мольбам (правда, при этом пришлось утерянный им трек с голосом Майка транслировать по телефону)…
Еще два слова об этих песнях. В книге их поют два разбойника, но поскольку в реальном спектакле петь дуэтом басовитый Буль-Буль и гундосый Дырка смогли бы с трудом (тем более что Дырку изображал я – а я вообще петь не умею!), то пришлось срочно что-то придумывать. В результате в спектакле поет один Буль-Буль, а носатый шпион только «подвякивает» ему между куплетами – что, кстати, вполне сочетается с характерами этих ролей.
К слову, играть мне пришлось не только Дырку, но и еще несколько ролей (о чем чуть позже) – и вовсе не потому что я этого так уж хотел. Просто с самого начала я столкнулся с невообразимым дефицитом именно мужских голосов, и если девушки постоянно предлагают сами свои услуги «Аудио Театру», то мужчин все время приходится вычислять и отлавливать – а порой и уговаривать… И вот я попробовал дать объявление. Среди отозвавшихся оказалось только трое мужчин. Один хотел денег и славы – и только этого (чего я обещать ему ну никак не мог). О другом вспоминаю с содроганием… Третьим же Алексей Зиновкин,археолог Себастьен Дюба в сказке Постникова «Карандаш и Самоделкин в Египте»оказался Алексей Зиновкин, доктор, в институте понемножечку КВНивший… В этот момент я уже отчаялся найти хоть кого-то на роль французского археолога и совершенно «от балды» спросил Лешу как у него с французским языком. «Ну, – скромно ответил Зиновкин, – в институте было нормально…» Такого, признаться, я не ожидал. Алексей тут же был взят на роль француза Себостьена Дюба, которую и исполнил, очень уместно вставляя французские слова, грассируя – и периодически соскакивая то на кавказский, то на прибалтийский акцент…
Правда, с Лешиным высоким голосом пришлось повозиться: опустить, обработать эквалайзером, чтобы подчеркнуть нижнюю середину, а также слегка промодулировать по амплитуде, чтобы придать легкую хрипотцу. Кроме того, Леша читал довольно медленно, степенно, поэтому для придания  большего динамизма его роли темп речи пришлось увеличивать.
(Свой голос в сказке, думаю, Зиновкин узнает с трудом.)
Мне же, кроме Дырки, пришлось изображать Самоделкина и Карандаша, а также читать авторский текст. С последним было проще всего. Дырку же я читал зажав пальцами нос (из-за чего приходилось делать частые перерывы – кто болел насморком, тот поймет), а потом еще делать обработку, аналогичную «телефонному голосу», только не такую глубокую.
Карандаш – волшебный художник, так что и голос ему придумался такой, немного восторженный. Однако про человечка, у которого вместо носа торчит деревянный карандаш нельзя сказать, что он «совсем живой и настоящий». Поэтому его голосу я придал небольшое такое пощелкивание-похрустывание (получившееся при подъеме голоса по одному из алгоритмов в программе Sonic Foundry Sound Forge). Для усиления «эффекта человечка» подрезал треку низы…
Не проще было и с Самоделкиным, который по сути – добрый такой, домовитый робот (все же из железа сделан!), поэтому голос у него в сказке довольно монотонный. Чтобы не придумывать ему излишних обработок, всю роль я просто прочитал в пивную кружку – чем привел в восторг ребят из студии «Остров», в которой происходила запись сказки. У этого трека были также подрезаны низы, но несколько хитрее – обработка делалась фильтром Чебышева, что придало дополнительную «железячность».
К слову о студии. Вместе с господами из Композитор Иван Самохин«Говорящей Книги» мы решили записывать роли не моими силами, а для ускорения процесса и повышения качества в профессиональной студии. Как раз в момент выбора подходящего варианта на горизонте возник музыкант Иван Самохин. Когда-то я делал о Ване пару сюжетов на «Радио России» и «Эхо Москвы», но несколько лет мы практически не общались – и тут Самохин объявился, чтобы презентовать мне наконец свои записи, новые и старые,  перегнанные с пленки в цифру. Иван сразу же согласился на использование его музыки в сказке и других проектах (даже обрадовался). И – сосватал мне студию «Остров». На этом варианте я и остановился. Недорого, график удобный, люди хорошие – о чем еще мечтать! К слову, во второй главе звоня профессору Карандаш набирает именно телефон «Острова»…
Кроме музыки Ивана Самохина в спектакле звучат сочинения «EXIT Project»; для этих ребят музыка скорее продвинутое хобби, нежели работа, распространяют они ее принципиально бесплатно в рамках активно развиваемого ими движения «Free Music». О таком подходе к творчеству во времена моей активной промо-работы с музыкантами мы не раз спорили – но идея в принципе не хуже многих других. Валерий «Mif» Мифодовский и Роман «RoMul» Смирнов не только предоставили свою музыку к спектаклю, но и настроены на дальнейшее сотрудничество.
«EXIT Project»,Валерий Mif Мифодовский,Роман RoMul СмирновОднако пары музыкальных иллюстраций – в частности, к восточному базару – мне все же не хватало. Выручил старый приятель, создающий (все больше для себя) миксы под ником DJ Mon Lee. За полчаса чуть ли не левой ногой он состряпал мне недостающие подложки, от которых – особенно все от того же восточного базара – я немало похохотал! Такой дикой и смешной эклектики давно слышать не приходилось! Вместе зазвучали арабские барабаны, гитара, китайская скрипка, банджо и синтезатор. Впрочем, подобное – вполне в духе самой сказки, где на каирском рынке обнаруживаются индийские йоги, а пресноводный меченосец вдруг становится океанической рыбкой. На этой волне я продолжил маленькие звуковые шалости, поэтому заклинатель змей, например, у меня заиграл на японской флейте, а в качестве городских часов (в российском, прошу заметить, городе!) в третьей главе звучит лондонский Биг Бен…
Что касается прочего звукового оформления, то большая его часть была взята из шумотеки (изрядно пополненной благодаря владельцам «Острова» Евгению и Антону). В спектакль пошло множество звуков, дубли которых делались для других работ (шорох газеты для «Кошки», бульканье воды для «Мутанта», телефон для стихов Б. Агриса и т.п.), однако кое-что надо было создавать вновь. В частности, не удалось найти звуков железной двери – записывал свою. Скрип ступенек пришлось синтезировать. В качестве иллюстрации к шатру гадалки был записан звук «музыки ветра», что висит у меня дома. А для создания звука комнаты со змеями пришлось собирать все доступные шипящие звуки, вплоть до аэрозольных баллончиков…
В качестве голосов арабской толпы и болтающих старушек я использовал собранСинтезатор речи Самоделкина в сказке Постникова «Карандаш и Самоделкин в Египте»,Аудио Театрные, по-разному обработанные (разной реверберацией, повышением\понижением тона, вокодером и т.п. – как я только тут не резвился!) и пущенные в обратном направлении неудачные дубли разных ролей к сказке. Наложенные друг на друга, они создали неплохой эффект множества людей, говорящих на каком-то непонятном, экзотическом языке.
Как я уже сказал, записывались роли в студии, однако сводил я эту работу как и все предыдущие, на домашнем компьютере. Из-за разницы в обработке (да и просто невозможности собрать всех в студии одновременно) большую часть диалогов пришлось писать отдельно по ролям; таким образом сведение происходило буквально по отдельным репликам. Однако некоторые эпизоды происходят на чердаках, в коридорах пирамид и тому подобных местах со специфической акустикой. Сводить их отдельно, обрабатывать, а затем, подкладывая звуки и музыку, вклеивать в готовую работу было бы крайне неудобно. И здесь здорово пригодились новые возможности программы Cool Edit Pro 2 (быть может, не очень удобной для создания музыки, но просто идеальной для сведения спектаклей), где в мультитрековом режиме возможно создание виртуального рэка на каждый канал, к которому можно подключать различные плагины и обработки, сочетать их, микшировать между собой и с изначальным звуком и т.п. Чрезвычайно удобная функция (примененная и при сведении песен к спектаклю) – но об этом лучше подробно прочесть у Р. и Ю. Петелиных
Что добавить? Более чем трехчасовая сказка издается РАО «Говорящая Книга», с которым – как и с большинством участвовавших в создании спектакля – мы надеемся продолжить сотрудничество.

  

 

[1] Подробнее о В. Постникове читайте здесь...
наверх

[2] Дело в том, что Флора читала порой слишком быстро. Мне постоянно приходилось ее одергивать: «Помедленнее, Флора, помедленнее, пожалуйста!..» – в результате Анечка умудрилась ляпнуть замечательную вещь, от которой я хохотал на всю студию, а Юля, ее сестра, не удержалась от ядовитого комментария... Не поленитесь скачать этот коротенький трек, чтобы услышать...  Замечательная оговорка Флоры в сказке «Карандаш и Самоделкин в Египте», Валентин Постников; Музыка: «EXIT Project», Иван Самохин, DJ Mon Lee MP3 #4 >>>
наверх


 


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::