'Аудио Театр' - радио спектакли,говорящие книги,аудиокниги  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
    
 
 
 
 


«Малыш» братьев Стругацких

часть 7:

часть 13:

часть 17:

часть 15:


муз. Роман Смирнов («EXIT Project»),
Андрей Горохов («Адо»),
Сергей Абрамов («Шерион»),
DJ MonLee
(128kbit Stereo; общ. звуч. демо 54:37; 42,5 Mb
полное звучание  6ч. 17 мин)



Предложение поставить Аркадий и Борис Стругацкие, авторы «Малыша»«Малыша» братьев Стругацких было сколь неожиданным, столь и приятным и ответственным одновременно.
Романы Стругацких обожаю с детства. От таких предложений не отказываются. Но в то же время – очень явственно ощутил себя юным провинциальным режиссером, приглашенным для постановки оперы в Большой театр… Кроме того, я прекрасно знал, что «Малыша» пытались ставить: еще в перестроечные годы на Радио России шел аудиоспектакль по этому роману.
С другой стороны, я прекрасно помнил, что, несмотря на великолепных актеров, задействованных в той аудиоверсии романа (один знаменитый голос Рогволда Суховерко чего стоит!), спектакль не получился; кроме того, та аудиоверсия романа вышла с серьезными купюрами – «Малыш» моих радиоколлег был чуть более двух часов. Я же по контракту не имел права на серьезную переделку – и, соответственно, сокращение – текста (забегая вперед скажу, что хронометраж моей постановки чуть более шести часов).
Все эти душевные муки и оговоренные контрактом ограничения работу не упрощали. Сокращать, разумеется, я и не собирался – а вот чуть более дозволенного переделать текст для большей «театральности» не отказался бы. Но – такова была воля Бориса Натановича Сергей Шенталинский – Яков Вандерхузе в аудиопостановке романа Аркадия и Бориса Стругацких «Малыш»Стругацкого, с чьего высочайшего разрешения при поддержке журнала «Вокруг Света» мне эта постановка и была заказана моими давними партнерами РАО «Говорящая Книга» и издательским домом «Равновесие-медиа».
Все эти метания и сложности, плюс ощущение свалившейся на меня удачи и в то же время весьма серьезной ответственности, как я уже сказал, работы не упрощали. Более того – видимо, на тонком уровне сказывались на ней весьма пагубно. Терялись уже записанные файлы – просто исчезали или вдруг оказывались в каком-то совершенно невообразимом виде (про «обычные» сбои и зависания системы я вообще не говорю). Неожиданно исчезали или заболевали актеры, из-за чего на ходу приходилось искать замену…
Впрочем, всё что ни делается – к лучшему. Приглашенный вот так, «на ходу», Сергей Шенталинский из школы-студии МХАТ (года за два до этого здорово выручивший меня, сыграв профессора Пыхтелкина в «Карандаше и Самоделкине...»)Ольга Ксендзовская – Малыш в аудиоспектакле по роману братьев Стругацких оказался идеальным Вандерхузе. А нашедший меня через Интернет и предложивший свои услуги молодой нижегородский актер Евгений Карпов прекрасно сыграл Стася Попова, на роль которого до этого я перепробовал несколько человек (и кто роль не потянул, кто захворал, кто еще что)…
С остальными было немного проще. На роль Комова я с самого начала хотел пригласить Александра Зюзина, сыгравшего у меня до этого фельдшера в «Эпосе Хищника». Забавно – в «Эпосе…» фельдшер произносил: «Я же не ксенопсихолог!», а в «Малыше» Саше предстояло сыграть именно ксенопсихолога, да еще какого!.. Зюзин долго не мог добраться до меня, все время мешали какие-то обстоятельства (хотя очень хотел сыграть Комова) – и, в конце концов, приехал на ночную запись вместе со своей супругой. Очаровательной, но уставшей от дневных дел – и потому тут же заснувшей прямо в студии на диванчике. Что, впрочем, нисколько нам не помешало (скорее наоборот).
Майю сыграла мой ассистент Евгения Шелехова – наверное, самый мой надежный партнер (недаром ее портрет был использован в логотипе «Аудио Театра»). Малыша Ольга Ксендзовская, до этого почти спонтанно попавшая в постановку «Пирамида», где изображала дуру-Олю. В старой, упомянутой уже постановке «Малыша» у главного героя голос высокий, мягкий, почти детский. Евгения Шелехова – Майка в постановке романа Аркадия и Бориса Стругацких «Малыш»; именно это фото использовано в логотипе «Аудио Театра»Но я был уверен – не может быть таким голос Малыша, получеловека-полуинопланетянина, истерзанного и «изжеванного» странной планетой, на которой он живет, обладающего совершенно невообразимыми способностями. У Ксендзовской необычный низкий голос, роль она отыграла, что называется, на связках – в результате почти невозможно определить возраст (а пожалуй и пол) этого странного существа по имени Малыш. Именно такого звучания голоса я и добивался…
В тех же местах, где Малыш говорит голосами других героев, я просил актеров читать менее эмоционально, почти монотонно; эти фрагменты дополнительно обрабатывались эквалайзером (как и голос Стася Попова для отличия диалогах от авторского текста – в последнем были приподняты низы и подчеркнута нижняя голосовая форманта).
Вадика и Сидорова озвучил я сам.
Знаменитого же Горбовского я, обнаглев, пригласил озвучить генерального директора РАО «Говорящая Книга» Владимира Ивановича Полищученко. Пригласил на самом деле по единственной причине – очень уж подходил голос. Но как выяснилось позже, таким образом сбылась давняя его мечта – Горбовский оказался любимым персонажем Владимира Ивановича…
Кроме основных персонажей в романе присутствуют (иначе не скажешь) голоса родителей Малыша.
Женский голос принадлежит Татьяне Смаржевской. Однажды она записывала у меня Александр Зюзин – Комов в постановке романа Аркадия и Бориса Стругацких «Малыш»аудиокнигу «Мемуары Фани Лир» и очень заинтересовалась постановками. К озвучанию она подошла весьма серьезно: изображая агонию матери Малыша, она легла навзничь на диван, свесив голову вниз (микрофоны нависали над ней) и вот так, с перехваченным горлом, хрипела: «Шура, где ты?! Больно!..»
Мужской голос – мой коллега по промоутерской работе Андрей Челноков; трудно найти голос гуще и колоритнее для этой роли…
В постановке использована музыка «Exit Project», которая (как и музыка Сергея Абрамова) звучит и в других постановках «Аудио Театра»; однако для этой работы лидер «Exit Project» Роман Смирнов специально написал главную тему, сделав ей несколько вариантов аранжировки – эта композиция неоднократно звучит в спектакле, ею он начинается и заканчивается.
В качестве же ируканского марша была использована музыка Андрея Горохова; лидер группы «Адо», Горохов известен своими лирическими песнями – и вдруг разразился настоящим имперским маршем!..
О звуковом и шумовом оформлении «Малыша» можно говорить долго и отдельно; саунд-дизайн получился очень сложным, в нем использовано множество звуков, значительная часть которых была записана специально для этого проекта. Так, стук камней, которые раскладывает, размышляя, Малыш, изображали гантели и картошка, которые перекатывали поЕвгений Карпов – Стась Попов в аудиопостановке романа Аркадия и Бориса Стругацких «Малыш» огромному кофру старинного микшера «Эстрада 101». Перемещение Малыша по кораблю («будто ящерка пробежала») я сделал, записав похлопывание влажными ладонями по коленям. Долго подбиралось бульканье, раздающееся в пещере Малыша, – подошел наконец звук переливающегося хладагента в морозилке холодильника.
В романе пещера Малыша вообще весьма насыщена разнообразными звуками, есть и другие эпизоды романа, где детально, пошагово описывается звуковая картина. Для таких мест (и не только для них – например, для снов Стася) были отдельно созданы целые шумовые композиции. В их создании мне помог давний знакомый DJ MonLee; его ерническо-фолковые миксы звучали в «Карандаше и Самоделкине» – здесь же мы вместе создавали что-то нойзово-амбиентное, очень полистилистичное, используя огромное количество самых разнообразных звуков. Были здесь и сэмплы старых синтезаторов (самым экзотичным из которых стал голос некогда знаменитого «Sinty-100»), и звуки этнических деревянных инструментов (диджериду, рейнстик, филиппинский бамбуковый варган и т.п. записывали самостоятельно), крики животных, даже голоса модемов и многое другое (например, фрагменты фраз, произносимые синтезаторомАндрей Челноков – голос отца в постановке романа Аркадия и Бориса Стругацких «Малыш» речи Nikolo Digalo). А также множество специально записанных бытовых звуков и шумов, с которыми мы изрядно и не без пользы поэкспериментировали, вдохновившись зрелищем и звучанием знаменитого шоу «Stomp». При большом желании в этих композициях можно различить звон и гудение мисок и тазиков, различные звуки воды, щелканье собачки механической отвертки, хлопанье открываемых бутылок, шлепанье мокрой тряпкой по полу и т.д. и т.п.
Единственный, пожалуй, подобный эпизод, где практически всё взято из шумотек и сэмпловых библиотек (за исключением звука сминаемой пивной банки) – разрушение космического корабля; здесь были смешаны разнообразные звуки взрывов и рикошетов, бьющегося стекла, пикирующих самолетов, несколько мощных взятых на бас-гитаре аккордов…
Эти композиции звучат недолго, но на создание каждого такого фрагмента «организованного шума» порой уходили часы. И в связи с ними не могу не упомянуть еще одного человека – мою коллегу из Киева Ольгу «Геру» Герасименко. Большая поклонница Стругацких, на момент создания этой работы она занималась продвижением «говорящей книги» на Украине – и она же стала тестером и консультантом (пусть и заочным) в работе над данным проектом. Я отправлял ей некоторые фрагменты саунд-дизайна и даже полного сведения, которые мы затем обсуждали по ICQ; многие замечания и предложения Ольги были затем учтены в работе.
Однако при всем разнообразии звуков, использованных в саунд-дизайне постановки, несомненно, самым экзотическим стал звук, изображающий усы-антенны на планете Малыша. Этим же звуком начинается спектакль. Его запись была взята с официального сайта NASA; если верить информации с сайта, это вибрации магнитного поля Сатурна.
 

 


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::