Аудио Театр – звуковое, шумовое оформление, фоли, саунд-дизайн,аудиокниги,радиоспектакли  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
    
 
 
 
 


«Бубен Верхнего Мира»


"Молодой Пелевин, при всей его лихости, был робким и чувствительным
рассказчиком трогательных историй. Нынешний Пелевин слишком озабочен тем,
что куклы стали делать деньги, чтобы позволить себе лирическое высказывание…"
Afisha.Ru

фрагмент №1:

фрагмент №2:

фрагмент №3:


муз. Джиана Наннини (Gianna Nannini),
«Road Crew», «Wimme», Олег Медведев,
Сергей Абрамов («Шерион»), «Разнотравiе».
(96kbit, Stereo; общ. звуч. демо 21:00; 13:45 Mb
полное звучание спектакля 37:25)



Эта работа – настоящий долгострой: от возникновения идеи до ее реализации прошел без малогоВиктор Пелевин,автор рассказа Бубен Верхнего Мира год. Идея сделать именно этот рассказ Виктора Пелевина появилась, когда «Аудио Театр» только еще задумывался, и я составлял список вещей, которые хотел бы в перспективе сделать… Вообще, я не жалую рассказы Пелевина; романы его и повести очень люблю (ну разве что кроме «Омона Ра»), а вот малые формы не очень. Однако «Бубен…» выделяется среди прочих; забегая вперед скажу, что когда одна пробовавшаяся на авторский текст аткриса спросила меня, а о чем, на мой взгляд, собственно, этот рассказ, я был в недоумении – разумеется, о любви, это же совершенно очевидно! Как и то, что, несмотря на характерный антураж и специфический пелевинский юмор, этот пронзительный рассказ одна из немногих вещей Виктора Олеговича просто о Любви…
Все началось с того, что весной 2003 года я решил наконец-то разобрать дальние уголки своей фонотеки и добрался до изрядной пачки синглов и демо-альбомов, которые прихватил в свое время, уходя с радио. Эти CD валялись там в изрядном количестве, никому не нужные – судя по всему, западные издающие лейблы рассылали их по различным крупным радиостанциям (в те времена, видимо, еще не все понимали, что в России такие вещи не работают). Благодаря этому я, наверное, одним из первых в этой стране познакомился с творчеством «The Cranberries», иные вещи которых нежно люблю до сих пор. Однако большинство авторов так и остались малоизвестными или безвестными вовсе (во всяком случае, у нас), и диски долгое время лежали у меня просто на всякий случай… И вот, я начал их отслушивать, чтобы решить, что сохранить, а что отправить по назначению. Среди прочего в куче оказался сингл итальянской певицы Джианы Наннини (Gianna Nannini), имя которой до этого мне ничего не говорило – впрочем, и позже я с ним ни разу не сталкивался. Пела девушка весьма так себе, но вот музыка (кстати, ее собственная) оказалась довольно интересной. Слушая ее композицию «500 Anni» я почему-то сразу вспомнил пелевинский «Бубен…», эпизоды в электричке. А следующим я поставил некий сборник финских групп – и тут услышал оба бубна: нижнего мира у группы «Road Crew» и верхнего у «Wimme». Идея спектакля родилась моментально и в общем не претерпела серьезных изменений; среди прочего, не было желания вдаваться в излишний натурализм, использовать настоящие шаманские записи, звуки бубнов и т.п. (хотя возможность такая, разумеется, была) – настроение соответствующих эпизодов хотелось передать только музыкой.
Другие музыкальные фрагменты подобрались позже. Так, идущая фоном на диалоге Маши и майора Звягинцева гитара заимствована из песни «Вышли Все Мои Сроки» замечательного барда Олега Медведева, гастролями которого я как раз занимался в сезон 2003\04. Интересно, что не только название, но и, как мне кажется, само содержание этой дивной песни очень интересно соотносится с этой самой лирической частью рассказа.  Вообще-то, по мне творчество всех троих – Пелевина, Калугина, Медведева – явления внутренне весьма близкие…
Фоновые эмбиентные композиции написал автор проекта «Шерион» липецкий композитор Сергей Абрамов, с творчеством которого я познакомился благодаря Сети. Несколько раз я пытался списаться с Сергеем, но ответа не получал – и в конце концов решил использовать его музыку, махнув рукой на возможность официального разрешения. Письмо от Сергея пришло, когда работа над спектаклем шла к завершению – Абрамову понравилась идея использования его музыки в аудиоспектаклях, и он давал мне карт-бланш. Мне показалось, что это хороший знак. Впрочем, не единственный, что был связан с этой работой.
Но вернемся к началу. Идея спектакля появилась, но опыта на тот момент у меня не было никакого, поэтому начал я с других произведений, которые мог сделать целиком один. Летом, уже после «Кошки» я было подумал о реализации этого проекта, но занялся «Дверью В Стене». Причин было несколько. Сергей Калугин поэт,гитарист,лидер группы Оргия Праведников;майор Звягинцев в спектакле по Виктору Пелевину Бубен Верхнего мираВо-первых, мне просто приспичило сделать эту вещь, а во-вторых, возникли некоторые проблемы с голосами.
И довольно серьезные…
На роль Звягинцева я не видел никого кроме Сергея Калугина. С Калугиным, гитаристом и поэтом, автором замечательных баллад, ныне лидером группы «Оргия Праведников», я проработал добрых семь лет в качестве директора. Но в 2000 году мы расстались и с тех пор практически не общались. Поэтому высвистать Сергея для участия в спектакле мне казалось чем-то совершенно нереальным. Однако летом в Крыму после археологической экспедиции мы столкнулись с Сергеем на фолк-фестивале, организованном в Херсонесе тем же «Проектом "Археология"», что и экспедиция. Мы очень славно побеседовали, и затем за кружечкой глинтвейна, сидя – как сейчас помню! – на античном тарапане, я предложил Калугину участие в спектакле. Большой поклонник творчества Пелевина (кроме того, хорошо разбирающийся в эзотерических тонкостях!), Сергей удивительно легко согласился на участие в спектакле. И уже в Москве почти также легко справился с ролью[1]. Единственная фраза, которая почему-то никак не получалась, – это финальная реплика майора. Под конец, когда уже было все записано, и Калугин был слегка утомлен непривычным делом, я попросил его еще раз произнести эти слова. То ли от усталости, то ли просто погрузившись в роль, Сергей так прочувствованно произнес: «Буду ждать!..» – что все прочие дубли я даже сохранять не стал за ненадобностью.
Все же не перестаю удивляться, насколько деятельность «Проекта "Археология"» сказалась на творчестве «Аудио Театра»! Без этой летней экспедиции 2003 г. спектакль по Уэллсу выглядел бы совершенно иначе; координатор «Проекта…» и руководитель экспедиции Майк Гуляев сыграл пирата в Марина Зайцева, Таня в спектакле Бубен Верхнего Мира Виктор Пелевин«Карандаше и Самоделкине…»; в «Бубне…» же благодаря господам археологам появился не только Калугин, но и исполнительница роли Тани.
Когда в экспедиционном лагере появилась Марина Зайцева, я был просто потрясен – именно так я себе и представлял Таню из рассказа. Хотя, конечно же, для звукового спектакля внешность значения не имеет – но голос у Марины тоже не подвел. К слову, Марина подошла к вопросу настолько тщательно, что мы с нею (и только с нею!) устроили уже в Москве серию репетиций: Марина обкатывала перед микрофоном фрагменты текста, а затем уносила запись с собой и работала дома. Впрочем, ее деловитые интонации (выработанные, видимо, на работе в турфирме) и без репетиций были великолепны и более чем уместны…
При настройке записи Марина зажала нос и произнесла в микрофон: «Станция Крематово!» – получилось забавно и очень похоже на голос в электричке; я сохранил этот трек, затем слегка приподнял и обработал эквалайзером «à la telephone». Так что в записи Зайцева сама себе объявляет название станции.
Вопрос об исполнительнице роли Маши не стоял – я в самом начале пригласил Татьяну Левицкую, ставшую уже постоянным участником работ «Аудио Театра». На запись Таня приехала с подругой – как выяснилось уже на месте, Лена Захарова неплохо знает немецкий. Она тут же была подключена к работе над спектаклем: немногие фразы, которые произносит шаманша Тыймы, как раз на немецком языке. Заодно благодаря Елене я узнал, о чем, собственно, беседовала Тыймы с духом немецкого генерала – тот попросту пытался ее соблазнить… (Пелевин не был бы Пелевиным без таких маленьких шалостей!)
Оставался только авторский текст. И вот тут произошел довольно серьезный «затык». Дело в том, что сам я авторский текст читать категорически не хотел – хотелось сделать наконец-то работу с минимумом Татьяна Левицкая,Маша в спектакле по Виктору Пелевину Бубен Верхнего Мира,Аудио Театрсобственного голоса (а лучше вовсе без него). Да и вообще, я слышал здесь женское чтение. Увы, подходящий голос никак не обнаруживался. Дело было даже не столько в тембре (нужен был «взрослый», в меру низкий), сколько в манере. Все, кто пробовался, либо не понимали рассказ, либо были чрезмерно эмоциональны.
В принципе, с последней проблемой (с излишней эмоциональностью) я столкнулся почти у всех исполнителей основных ролей. Видимо, дело было в том, что пелевинский текст всеми (ну разве что кроме Калугина) воспринимался как сказка, фантасмагория, даже абсурд… Приходилось объяснять, что каждый из героев рассказа живет в абсолютно реальном для него мире, а если и удивляется, то вовсе не возможности, например, выйти замуж за воскрешенного немецкого летчика с целью иммиграции («гражданство-то остается!..»), а тому, что вместо немца появляется советский майор. Поэтому и от авторского текста требовалась более чем умеренная эмоциональность – а это как раз категорически не получалось ни у кого. И вот тут-то я вспомнил о своей институтской однокашнице Анне Ковалевой, у которой и голос был подходящий, и которая к тому же в свое время не без успеха участвовала в конкурсах чтецов. Я разыскал ее. Мы не виделись более десятка лет, с момента окончания института – и тем не менее Аня согласилась поучаствовать в проекте. Ей стало интересно…
Записали мы все быстро, буквально за пару часов. Во время работы раздался телефонный звонок: звонили ребята из алтайской группы «Gen-DOS», солист которой – настоящий потомственный шаманАнна Ковалева,авторский текст в аудиоспектакле Бубен Верхнего Мира по Виктору Пелевину. Мне показалось это весьма хорошим знаком.
Единственная возникшая здесь проблемка – Аня (как, впрочем, и Таня Левицкая) читала довольно тихо. Как обычно в таких случаях для подъема уровня я использовал DirectX plug-in под названием Antares Tube. Очень простой в управлении и полезный плагин, имитирующий ламповый преамп-лимитер; годится не только для вытягивания записей, но и для придания им характерного звука, а также во многих случаях для устранения постоянной составляющей и низкочастотной модуляции…
Сам же я прочел название рассказа (первый случай, когда я вообще никак не обрабатывал свой голос в плане изменения высоты и тембра) и сыграл маленькую роль милиционера, на которой отработал «технологию чтения в пивную кружку», которую применил затем в готовящейся к тому моменту сказке Валентина Постникова. (Собственно, не в последнюю очередь из-за работы над этим детским спектаклем – первым заказом «Аудио Театру», я на несколько месяцев прервал работу над «Бубном…»). Еще я озвучил «пустоту» (в рассказе «пустота» периодически что-то почти беззвучно говорит шаманше Тыймы). Для этого я изобразил несколько глоссолалий перед микрофоном, а затем обработал запись вокодером – оставив примерно 20% собственного голоса – и затем холлом.
К слову о реверберации. Для большей эффектности голосу Тыймы во время камлания хотелось придать особый объем. После некоторых опытов были применены дилэй и холл одновременно, но несколько хитрым образом: трек с записью был пущен сразу на две дорожки мультитрека Cool Edit Pro, на каждой из которых запись была обработана своим видом ревера. Сам голос Лены Захаровой был также преобразован, чтобы он стал голосом Тыймы – понижен и слегка частотно промодулирован.
Другим голосам (то есть всем главным героям и авторскому тексту) кардинальная коррекция голоса не потребовалась – разве что Калугину по его же просьбе были подчеркнуты низы…
Несколько слов об использованных шумах. Многие были найдены в стремительно разрастающейся шумотеке «Аудио Театра», однако кое-что вновь пришлось создавать самостоятельно. Так, звуков электричек и прочих поездов было найдено несколько, а вот записи тамбурной двери не было. В результате ночью, на собственной лестничной площадке я записал дверь лифта – весьма скрипучую; затем запись была понижена на почти два тона, темп же, наоборот, увеличен. В сложении со стуком колес электрички получилось очень даже неплохо.
Когда я читал рассказ, почему-то казалось, что действие происходит осенью – хотя в повествовании время года вообще не упоминается. Любопытно, что такое же впечатление было у всех участников записи, а также у многих моих знакомых, читавших «Бубен Верхнего Мира». Значит, нужен был шорох листьев – да и нужен он был по-любому, ведь большая часть рассказа происходит в лесу, как же без шуршания лесной подстилки!.. Увы, такого звука у меня тоже не было. По счастью, все эти подготовительные работы проходили еще осенью, и на улице во множестве стояли огромные мусорные мешки, набитые опавшей листвой. Один из них я и приволок домой и, застелив пол бумагой, расставив микрофоны, ходил, бегал и прыгал по «замусоренной» комнате. На следующий день огромный рулет из бумаги с листьями я выволок во двор. А еще через пару дней запись таинственно исчезла. Пришлось повторять операцию заново (уж не знаю, что думали соседи, видя меня, тащащего домой эти мешки); запись получилась похуже, но для фонового звука вполне приемлемая.
Заодно я записал похрустывание тонких веточек, которое наложил затем на имеющуюся запись костра – получилось натуральнее и живее. Хруст перед наложением пропустил через Wave Corrector 2.4, создающий подобие «винилового» звучания – так щелканье получилось отчетливее, звучнее.
Колокольчики Тыймы были получены из записи «музыки ветра».
К слову о ветре: для его обDirectX plugin Antares Tube, включенный в Cool Edit Pro, обрабатывает спектакль по рассказу Виктора Пелевина «Бубен Верхнего Мира»означения были взяты два небольших фрагмента из саундтрека «Дансера» (хоть для чего-то пригодился этот, наверное, самый дурацкий фильм из всего снятого с спродюсированного великолепным Люком Бессонном!).
Звуки самолета в спектакле – шумотечные, их надо было только свести и слегка обработать ревером; мне показалось уместным наложить на них пулеметную очередь (в рассказе подобного нет, но упоминается пулевое ранение Звягинцева).
Была еще подобрана коллекция птичьих голосов – ворон, воробьев, синиц, – но они не пригодились, поскольку вставленные в проект лишь отвлекали да утяжеляли запись, не давая ничего для общего саунда.
…В процессе работы несколько реплик пришлось поменять местами, слегка скорректировать, а две вкуснейшие авторские фразы я, скрепя сердце, удалил – великолепно читавшиеся с листа, они категорически не ложились в спектакль, разрывая, дробя действо. Быть может, дело лишь в моей «кривой» режиссуре…
Не могу не заметить также, что «Бубен Верхнего Мира» – первый спектакль, который я с удовольствием делал от начала и до конца, получая удовольствие не только от записи и сведения, но даже от такой рутины как монтаж. Возможно, это связано не только с самими рассказом, но также и с тем, что в этот период мои мысли изрядно занимала одна милая девушка – как и героиню рассказа, ее зовут Маша, тот же возраст… Но на этом, по счастью, совпадения и заканчиваются.

На нашем сайте вы найдете демо-запись рассказа (поклонникам творчества С. Калугина рекомендуем скачивать сразу третий трек), а также сможете сделать предварительный заказ на CD co спектаклем.

 

[1] Впрочем, художественным чтением Калугину заниматься не впервой. Те, кто хорошо знаком с его творчеством, помнят, что еще на альбоме «Nigredo» Сергей читал свои сонеты – и читал хорошо (что имело не последнее значение для приглашения его в спектакль).
Если же Вы не слышали этот альбом и, соответственно, отрывки из «Венка Сонетов», то два таких трека из «Nigredo» можете скачать здесь   МР3  MP3
наверх


 


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::