Аудио Театр – звуковое, шумовое оформление, фоли, саунд-дизайн, говорящие книги  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
  
 
 
 


«ПИЛОТ» – ДА НЕ ТОТ!
(знаменитая мультстудия потеряла лицо)

UPD: Этот текст появился в сети 5 апреля 2010 года, когда стало ясно: конфликт с «Пилотом» зашел в тупик, попытки решить вопрос мирно за два месяца ни к чему не привели.
Уже после публикации, 20 апреля 2010 г. мною была направлена в адрес студии официальная претензия. 30-го апреля документ был получен. Никаких особых действий со стороны «Пилота» я не ждал, т.к. с момента появления информации в сети студия не сделала вообще ничего для хоть какого-то разрешения возникшей ситуации. Поэтому у меня уже было наготове исковое заявление.
Однако 4 мая мне позвонили и сообщили, что я могу получить деньги. Со мною полностью расплатились в соответствии с претензией. Разрешив ситуацию в досудебном порядке, руководство студии подтвердило полную правомерность моих требований де-юре и де-факто.
Инцидент считаю исчерпанным. Текст, разумеется, останется здесь, т.к. считаю нужным донести информацию до как можно большего числа людей: подобные ситуации не безнадежны (как принято думать) и выбраться из них можно не выходя за рамки закона.


ПРОЛОГ

Прежде чем последует сама история о том, как меня прокатили на студии «Пилот», я хочу обратиться ко всем посетителям моего сайта: если у Вас есть свой сайт или блог – пожалуйста, сделайте кросспост этого материала или поставьте на него ссылку (копия текста опубликована в моём ЖЖ). Зачем это нужно:
• Во-первых, я хочу предупредить своих коллег и таким образом уберечь их от ошибок и нежелательного сотрудничества.
• Во-вторых, меня не радует перспектива быть ограбленным дважды – не хотелось бы, чтобы кроме невыплаченного гонорара у меня еще увели сделанную работу.
• В-третьих, страна должна знать своих героев – так пусть люди узнают о том, какой беспредел творится на некогда знаменитой своими работами анимационной студии «Пилот».

I
А теперь по порядку.
В конце 2009 г. я оказался на студии «Пилот», где показал некоторые свои работы. В целом они понравились, мне было сказано, что меня обязательно привлекут к работе. Немало говорилось и о том, как сейчас трудно найти хорошего саунд-дизайнера, и как хромает звук в современной российской мультипликации.
В первой половине января 2010 г. меня пригласили на студию для ознакомления с материалом первых серий готовящегося мультипликационного сериала «Детективное агентство “Бульдог & Шорти”». Я согласился поучаствовать, и получил тестовое задание.
Примерно через неделю я сдал тест, который был одобрен худсоветом студии; как мне передали, отдельно было отмечено, что наконец-то появился звукорежиссер, который не тасует сэмплы шумотек, а работает с живыми звуками и делает эксклюзивное оформление.

II
Через несколько дней, после детального разбора полетов, я был представлен художественному руководителю «Пилота» Эдуарду Назарову и получил первую серию мультфильма. Мне было объявлено, что мультфильм надо «спасать звуком», и сделать это необходимо в довольно жесткие сроки. Я готов был рискнуть, несмотря на скромность предложенного гонорара – близкого к нижней планке за такого рода работу (нижний предел – порядка 6000 р. за минуту готового материала).
Первую серию я озвучил за две недели. После внесения поправок в готовый материал я получил для оформления вторую серию – а также заверения, что меня уже берут на весь сериал.
Звук второй части был готов быстрее – примерно через неделю. Снова внесли поправки – после чего режиссер сериала Сергей Меринов (с которым я в основном и общался на студии всё это время) ушел в краткосрочный отпуск, сказав, что через пару дней я смогу получить гонорар за сделанные две части сериала.

III
Однако через пару дней в бухгалтерии мне сказали, что заплатить не могут, т.к. сумма гонорара не согласована с директором, господином Игорем Гелашвили. Слегка удивленный, я позвонил начальнику производства студии Алексею Ганкову (чей телефон мне был оставлен на случай «если что»), но тот заявил, что также ничего сделать не может, так что надо ждать возвращения режиссера.
Ладно, всякое бывает. Усталый человек перед отпуском мог ошибиться и что-то забыть; я отправил письмо режиссеру, не дожидаясь его возвращения – однако тот был крайне удивлен таким поворотом дел и обещал разобраться, как только выйдет на работу.
В первых числах марта я получил от него письмо: «Ганков озвучил и тебе и мне сумму. А директор студии Гелашвили с ней не согласен. Надеюсь, завтра все утрясется… Хоть я по финансам решений не принимаю, но думаю, ко мне прислушаются.»
В последнем он, к сожалению, ошибся.

IV
На следующий день мне позвонил Ганков; его длинную путаную речь можно было свести к одной фразе: «Мы ошиблись при расчете гонорара, что Вы можете нам предложить?» То есть представитель студии, которая заказала и приняла мою работу (изначально назначив мне за нее, повторюсь, довольно скромный гонорар) спрашивал у меня совета и встречных предложений!
Для начала я попросил озвучить наконец сумму, которая по мнению директора мне полагается.
Оказалось, что изначально обещанное мне за две серии, предполагается выплатить за весь сериал. Иными словами, каждую серию мультфильма (3,5-4 минуты) мне предлагали оформить звуком за гонорар ниже чем за одну минуту саунд-дизайна по самой низкой расценке. Я, разумеется, счел такое невозможным. Ганков обещал выяснить и перезвонить – чего не сделал. Несколько последующих дней я звонил ему исключительно сам. Мои просьбы соединить меня с Гелашвили или с кем-либо компетентным принимать финансовые решения игнорировались.
При следующих созвонах ни одного более или менее приемлемого предложения от студии не последовало, все мои предложения отметались, а в качестве аргумента Ганков высказал следующее: «Мы нашли человека, готового работать за такие деньги!» По всей видимости, на студии решили, что этого достаточно для несоблюдения ранее взятых обязательств (хотя, признаться, я с трудом представляю, кто и какой звук может сделать за гонорар, над которым смеялись даже студенты-мультипликаторы, когда я рассказывал им эту историю).
Моё последнее предложение было таким: за две серии со мною расплачиваются по предварительной договоренности, по поводу остальных мы проводим дополнительные переговоры; возможно, я даже соглашусь озвучить следующие серии по той запредельно низкой цене, что была предложена (мультфильм мне нравится, да и Меринова подводить не хотелось). Но сделаю это я с одной оговоркой: ни о каком «спасении звуком» и жестких сроках речи быть в этом случае не может. За время работы над мультфильмом я отказался от нескольких проектов, откровенно продинамил и подвел пару постоянных заказчиков – и повторения этой истории я не хочу. И если я буду озвучивать мультик на новых условиях, то исключительно в свободное от прочей работы время; не выворачиваясь наизнанку, как в начале, но сделаю вполне добротную работу.
Однако, как передал мне Ганков, и это предложение оказалось неприемлемым для Гелашвили (который, к слову сказать, в титрах мультфильма числится продюсером «Бульдога & Шорти»). Тогда я сказал, что отказываюсь от предлагаемых мне копеек, забираю свою работу и прошу выдать мне бумагу, что студия не имеет претензий к моей работе, но использовать ее не будет, т.к. не имеет средств для оплаты моего труда.

V
Небольшое отступление. Дело в том, что к работе над мультфильмом я привлек диктора из своей команды. На студии не смогли найти нужный голос – а у меня как раз был. Из представленных мною демо его – точнее, её – и выбрали.
Так вот, мне было заявлено, что работу актрисы студия оплатить готова, причем по заранее оговоренной расценке! Этот вопрос был уже мною согласован, и я сказал, что не намерен делать студии таких подарков и забираю всю свою работу, включая дикторские фонограммы. Это явно не понравилось, но мои условия были приняты; Ганков сообщил, что нужный мне документ будет готов за пару дней.
Справка не была готова и через три недели. Господин Гелашвили никак не мог ее подписать – то был слишком занят, то болел. В конце концов, отказавшись беседовать со мною лично, передал через секретаря, что бумагу мне не выдадут по той причине, что у нас со студией не был подписан договор. А раз договор не подписан, то и работы никакой не было.
Всё это время я держал режиссера в курсе событий, сообщил ему и об этом. Меринов лишь вздохнул: «Я умываю руки. Работу я закончил, пусть делают с фильмом что хотят…» Сразу особо отмечу, что к Сергею Меринову, режиссеру «Бульдога & Шорти» у меня нет ни малейших претензий; напротив, я признателен этому замечательному человеку и прекрасному мастеру за позитивный опыт сотрудничества и всё сделанное им для разрешения возникшего конфликта.

VI
Признаться, как отказу, так и реакции режиссера я уже не удивлялся. За прошедшие в ожидании бумаги три недели я вышел на интересных людей – все они так или иначе имели или имеют дело с «Пилотом». Меня очень просили даже намека не делать на то, кто и как дал мне информацию, все очень боятся внутрицеховой ссоры и выноса сора из избы своими руками. Однако я считаю публикацию этой информации необходимой, несмотря на то, что сам я вне цехов и кланов. Когда-нибудь этот нарыв всё равно прорвётся – но может оказаться поздно, и его содержимое пойдет внутрь организма, а не наружу…
Нижеследующий текст не предоставлен мне кем-то конкретно. Это выдержки из писем и бесед с разными людьми, сведенные воедино. Итак:

«После смерти создателя студии Александра Татарского с “Пилотом” дел иметь нельзя. Два директора – Игорь Гелашвили и Лев Бубненков – люди, не имеющие никакого отношения к кино, плевать хотели на студию и на её сотрудников. Большинство режиссеров и художников вынуждены были уйти. На сегодняшний день сериал “Бульдог & Шорти” чуть ли не единственный заказ студии, других просто нет!
Эдуард Васильевич Назаров, великий мастер, художник и интеллигент до мозга костей, на посту худрука студии терпит от этих двух хамов такие обиды и унижения, что старика просто жалко. Но он как человек предельно порядочный не уходит из-за своих учеников, которым он нужен.
Гелашвили работал еще при Татарском. Он всегда был грубияном, скорее похожим на грузчика. Но то, что творится сейчас – настоящий беспредел! Эти два персонажа нахимичили с документами, отобрав все права и проценты у обеих жен и обоих сыновей Татарского, так что наследники вообще ничего не получают.
Алексей Ганков – просто трус, человек крайне неприятный, но подневольный. Всё делает с дозволения либо по приказу директоров. И повлиять на них не может никто из “пилотовцев”, даже Назаров. Так что лучший вариант это никаких дел со студией не иметь, пока ей верховодят Гелашвили и Бубненков.»

ЭПИЛОГ
Безусловно, мною был допущен ряд серьезных ошибок: впервые за почти 20 лет фриланса я не оформил с новым заказчиком официальный договор и не потребовал предоплату. Однако не сделал я этого по вполне конкретным причинам. Во-первых, я опасался за результат. Во-вторых, у студии была непререкаемая репутация. Я навел некоторые справки, мой помощник прошерстила интернет – не встретили ничего, кроме положительных откликов. Как оказалось – не там копали…
В завершение скажу, что если возникнет такая необходимость, то:
• доказать факт использования именно моей работы несложно, т.к. сохранились все исходники, и я по каждой секунде фильма могу рассказать и показать, как и из чего сделано звуковое оформление (бóльшую его часть – не менее 80% – я создавал сам, этих звуков нет ни в каких шумотеках; остальное крепко обработано и изменено).
• разговоры с Ганковым и секретаршей, вещающей от имени Гелашвили, у меня записаны. Кроме того, есть свидетели.
• я намерен выложить в сеть озвученные мною две серии мультфильма – как они не должны звучать в официальной версии.
• Если дело получит продолжение, я буду выкладывать новости в ЖЖ под тэгом Студия «Пилот».
Если же у кого-либо возникнут вопросы по существу – я всегда готов на них ответить.

Дмитрий Урюпин

 

   


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::