Аудио Театр – звуковое, шумовое оформление, фоли, саунд-дизайн, говорящие книги  

 

На главную:
О студии:
Проекты:
Контакты:
 
  
 
 
 


1 июня 2007 г. Центральный Дом Художника
(Крымский вал, 10;
проезд м. Парк Культуры, Октябрьская;
 тел. 230-1782, 238-1955)

Дмитрий Ревякин
представляет свой сольный альбом
«ЖАТВА»


Запись, сведение и саундпродюсирование – cтудия MS Records под руководством Евгения Булатова.

Дмитрий Ревякин Калинов мост сольный альбом ЖатваВ записи принимали участие известные фолк-музыканты: Сергей Старостин («Альянс», группа Инны Желанной, «Жили-Были» и т.д.) и Анатолий Исаев («Slua Si»«Воинство Сидов»),

Альбом «Жатва» увидит свет в конце апреля – начале мая на независимом лейбле «Цветной звук».


«Тогда говорит ученикам Своим: жатвы много, а делателей мало;
итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою».
(Мф. 9, 37–38)

Именно эти слова из Евангелия, по признанию лидера группы «Калинов мост» Дмитрия Ревякина, легли в основу названия его нового сольного альбома «Жатва».
Благодаря этой отсылке к Библии, название, а значит, и идея (концепция) альбома, обретает дополнительную смысловую и символическую глубину. Однако, «Жатва» и без этого несет в себе много жизненно важного, символически-архетипического. Это и простой сбор урожая, и пожинание результатов любого труда, деятельности, подведение итогов. «Что посеешь, то и пожнёшь, а что пожнёшь, то и посеешь» – это ещё и потомство, вековечные природные циклы. Это и смерть – для народной эпической поэзии характерно уподобление жатве смертельной битвы (старуха-смерть с косой). Это, наконец, и жизненный итог вообще…Возвращаясь к библейской символике, «жатва» – это Страшный Суд, на котором будут отделены зёрна от плевел: достойные обретутся в житнице «Царства Божьего», а грешники будут сожжены в «Геенне Огненной». Предстояние перед Всевышним как каждого отдельного человека («один на один с небесами»), народа, так и всего человечества.
Образ жатвы тесно связан со смыслом жизни:
«…Как ветра осенние жали, не жалели рожь.
Ведь тебя посеяли, чтоб ты пригодился.
Ведь совсем не важно, отчего помрешь.
Ведь куда важнее – для чего родился…»
(А. Башлачев)

Заложенные в названии многослойность, богатство и живая игра смыслов и образов характерны и для альбома в целом, и для всех его составляющих.
Послание, идея, которая заключена в альбоме (его «message», как любит говорить сам Дмитрий) имеет несколько пластов: музыкальный, поэтический, историко-политический, метафизический.
Каждая из компонент весьма необычна и заслуживает внимания.
О неординарности звучания говорит уже сам подбор музыкальных инструментов, среди которых (помимо традиционных гитар и барабанов) – лютня, мандолина, волынка, варган, флейта, бубен, а также и вовсе экзотические – диджериду, колошьен, байран, дарбук и даже мачта от серфинга! При этом нельзя вести речь о каком-либо украшательстве, следовании моде на этнику и экзотику. Звучание альбома никак не укладывается ни в один из известных стилей. Перед нами, без сомнения, уникальный и единственный в своём роде Дмитрий Ревякин. Все инструменты органично, тонко и со вкусом вплетены в музыкально-поэтический мир песен автора. Создана совершенно особая, живая атмосфера, отвечающая столь же неповторимой ревякинской поэзии.
Историко-политический пласт песен альбома, заключающий в себе противостояние цивилизаций (Европы и Азии), выразительно представлен перемежением, с одной стороны, шотландских волынок (кельтская тематика), лютни и акустической гитары (напоминание о средневековых менестрелях), и, с другой стороны, утробных звуков таинственного диджериду (подобных горловому пению), кличей азиатских кочевников, тревожно-завораживающего варгана.
Альбом удивительно кинематографичен. Живая, непредсказуемо-естественная, обходящая всякие штампы, аранжировка способствует тому, что образы и лики прошлого, настоящего и будущего сами встают перед глазами. Слушатель окунается в мир степей, скал, рек, звёздного неба... Перед ним проносятся дикие орды гуннов, горят костры ночных становищ, плещутся речные воды. И, как во сне, где-то в воздухе проплывают, мерцая, волшебные строки-заклинания стихов Дмитрия Ревякина.
Большинство песен, представленных на альбоме, написаны ещё в начале 90-х, в тот золотой для Ревякина период, когда одновременно был создан материал сразу для трёх уже ставших классическими дисков «Калинова мостаДмитрий Ревякин Калинов мост сольный альбом Жатва» – «Узарень», «Дарза» и «Пояс Ульчи». Песни, будучи переосмыслены автором, исправленные и дополненные, закалённые временем и набравшие силу пророчества, приобрели теперь новую жизнь. И есть основания полагать, что она будет очень долгой.
В них есть и замечательно красивая, проникновенная лирика, и суровый воинственный речитатив. Они дышат историей. Но, в то же время, сквозь исторические картины проглядываются видения будущего, и создаётся ощущение, что лирический герой цикла воплощает в себе несколько поколений живущих, умирающих и уходящих в вечность людей. Одной из эмоциональных вершин альбома становится своего рода поэтический манифест Ревякина, в котором заключено обращение уже к современникам, к каждому из нас: «Помни: ты здесь не зря. Дарит уста заря – песню оставить». Вот он – смысл жизни, вот плоды, вот – жатва.
Начинается альбом (композиция «Скоро») с ощущения какой-то смутной тоски, чувства вины за то, что «не хотели увидеть себя»; дно, запустение. Строка «Скоро ветра запрягать» говорит о необходимости пути, поиска. Чтобы вспахать поле и посеять то, что будет сжато, нужно запрягать не лошадей и быков, а Ветра. Значит, поле не простое: взрастить нужно себя, свою душу. И, возможно, не только себя, но и целый народ, и целую страну. Ведь в альбоме, несомненно, присутствует геополитическая линия, которая проявляется, начиная с третьей композиции – «Аттила».
Во второй песне («Досталось») мы застаём героя прошедшим часть пути, осознавшим его трудность, столкнувшимся с бедой. «Пришёл взять всё тёплым», «но пусто вокруг». И опять «взору темнеет дно». Снова запустение, одиночество. Но герой готов держать «одиноко огонь», вообще – держаться.
Одновременно уже с этой песни на альбоме задаётся ещё один образный план – смена времён года. Начинается он с лета, со строки «Грозы эхом рыскали июль напролёт».
В концептуальном развёртывании цикла песен «Жатвы» удивительным образом сочетается движение истории (набеги кочевников представлены в их реальном хронологическом порядке – Аттила, Чингисхан, Батый), жизнь человека (возможно, с символизацией в нем всего человечества), отражающая в себе несколько поколений, и смена времён года в природе. Вряд ли это строго логически выверено автором, скорее речь идёт об органически присущем поэзии Ревякина качестве.
Трэк «Аттила» представляет собой сложную многочастную композицию с довольно резкими переходами, чётко очерченным музыкальным рисунком, что может резать слух при восприятии её с мелодической точки зрения, но очень хорошо вписывается в кинематографическое, образное восприятие.
Впечатляющее воинственно-жёсткое начало, где даже голос Ревякина становится подобен медвежьему рыку – «Облако гнётся, выстудить гнёзда». Образ жестокого, разорительного набега кочевников на Европу под предводительством легендарного Аттилы. Следующий кадр – торжественно-походная и одновременно успокаивающая волынка, прославляющая павших героев и взывающая к новым подвигам живых. И стихи: «Исполнись, Воля Божья! Дай силы и отваги стоять несокрушимо». Кровью воинов удобрено поле, готовое к новым посевам и жатвам. Герои доказали своё благородство, подтвердили, что достойны любви противоположного пола и продолжения рода. Следующая часть – бодро-просветлённый напев: «И грозы ковш выпивая, (участие в битве), / Для любви гож твоей. / Преломить звон каравая (плод защищённого урожая) / Пропадать в сон ветвей (вознесение в небеса)».
И далее – возвращение к первому музыкальному образу: снова набег кочевников.
Нельзя не отметить, что в соответствии с уже отмеченной нами многоплановостью песен, сражение с кочевниками и их разорительное нападение символизирует также борьбу каждого человека с собой, с разрушительным и опустошительным злом в себе. Битва продолжается уже много поколений. И следы её остаются в крови потомков, на генетическом уровне.
В следующей композиции («Кто же вплел»), которая соответствует осеннему времени года («Жечь листопадом челны»), затронута тема памяти. Титульная строка «Кто же нить в твои волосы вплёл?», повторяющаяся в конце («Кто же вплёл») – вопрос, загадка, тайна памяти. Утеряны концы путеводной нити. Прервана связь поколений. «Кто вплёл» нить в ткань твоего характера, судьбы. Этот вопрос скрывается в любом человеке и чем-то напоминает библейскую легенду о первородном грехе. И заканчивается песня извечным христианским «прощать всегда», которое звучит здесь таинственно, словно заклинание.
«Как любил. Нордическая Русь» – середина альбома. Песня удивительно светлой грусти, возвышенная, чистая и благородная. «Белой лестницей пропадать в облака» символизирует вознесение героя на небо. Здесь и окончание жизни человека – героя эпоса «Жатва», и вознесение его на небеса – как мечта, идеал. В этой композиции раскрывается чистый, светлый образ, питающий вдохновение автора (героя) – Святая Русь. Он чем-то напоминает загадочную Ульчу («Ульча», по однажды данному Дмитрием определению, – это «путь людей в гармонии с собой, в любви и чести», это идеальная страна честного труда, любви и благородства). Именно такое – светлое, возвышающе-лирическое впечатление оставляет эта удивительная песня. «Буйство лесов, угар степей в горсть обуздать». Здесь словно передан редкий момент гармонии, единения, преодоления конфликта цивилизаций (леса и степи, Европы и Азии), который пронизывает альбом. Но для того, чтобы удержат этот идеал, чтобы дотянуться до неба, нужны глубокие и крепкие корни. Но корней не хватает…
«Не хватит корней». Образ Чингисхана и его великих, гигантоманских завоеваний и посяганий: «Вычерпать море, яростно вырубить створы». Зло, которому не смогли, «не посмели стать стеной в пути». Это и символ человеческой гордыни, поставившей себя «один на один с небесами», поправшей природу, вырубившей леса, залившей моря нефтью. Что дальше? «Где обугленный предел влечёт…».
«Гордая Рязань». Очень интересный фрагмент альбома, в котором торжественный напев наслаивается на чтение тех же самых стихов. «И гордая Рязань в торжественную ночь напутствует в последний путь героев…». Хан Батый, продолжая «великое» дело своего деда Чингис-хана, нападает на Русь. Здесь прославлен подвиг мужественных защитников Рязани в 1237 году, противостоявших бесчисленно превосходящему их по силам противнику. Город, как известно, был сожжён, почти все жители погибли. Это гимн их памяти и достойный пример для потомков: «Победа или смерть! Пусть захлебнется враг жестокий нашей кровью. Когда погибнем все – достанется ему и разоренный дом, и мертвые тела; и содрогнется он, пируя на костях, потери сосчитав свои». А в природе зима. Пепел сожжённого города сливается с природным снежным «пеплом». «Гордая Рязань» незаметно обращается с наставлением к потомкам в уже упоминавшейся композиции «Песню оставить».
«Ветреный дым» после сурового, студёного («плавишь зрачками льды») боевого завета приносит добрую весть – Весну. Дмитрий Ревякин Калинов мостСердце оттаивает и поёт красивую, нежную и слегка печальную песню: «Пыльный месяц в устах твоих мне напомнил весну двоих». Кто здесь? Сын, внук, правнук погибшего воина? Или просто сам Дмитрий Ревякин? В памяти всё сплетается и живет до самого конца.
Далее следует коротенькая инструментальная композиция. Проигрыш на волынке, напоминающий вторую часть композиции «Аттила». Озаглавлена эта композиция одной из рун готского футарка, которая носит название «Одал» (Othil, Eрel, Othilia). Как видим, один из вариантов названия («Отилия») сильно напоминает упомянутую выше композицию, где тоже играет волынка. «Аттила» в списке трэков – третья с начала. «Одал» – третья с конца. Случайно или нет? Одна из загадок альбома.
Одно можно наверняка заметить. Если раньше герой доказал своими подвигами, что «любви гож», то теперь любовь, изображённая в предыдущей «весенней» песне, вдохновляет нового героя на новые подвиги, и новый воин готов показать свою удаль. Кстати, сам Дмитрий считает, что название руны «одал» этимологически родственно русским словам «удаль», «удалой»…
Завершается «Жатва» песнями «Зрячий» и «Перья по реке».
«Зрячий», пожалуй, самая лёгкая по музыке песня с задорным ритмом, украшенным духовыми. В ней ощущается бодрость и оптимизм. «Ныне зрячий слёзы прячет. Как зарекали стать слепым без исхода». Человек нечто прозрел, понял. Он больше не слеп, он готов «увидеть себя» и не только… Передача знаний из поколения в поколение свершилась. Снова лето. Всё возвращается на круги своя. Подходит время жатвы.
Завершающая композиция «Перья по реке» – одна из самых красивых и печальных на альбоме, да и в творчестве Дм. Ревякина вообще. Это единственная песня из альбома, которая ранее была известна и любима поклонниками, не раз исполнялась на концертах, но до сих пор не записывалась и не издавалась. Песня настолько пронзительна, голос Дмитрия при её исполнении набирает такую высоту эмоционального накала – «небесным даром», «жги свистом алым» – и затем успокоения («свататься в уста росой студёной, безмятежно, отрешённо, перстень грел мизинец»), что она и на концерте, и на альбоме может быть расположена только в окончании. В ней и стремительный, напряжённый порыв в небеса, и смирение, обручение с судьбой, дарованной свыше. Песня о Божьем даре, предназначении, которое человек несет с собой по реке жизни.
Последние аккорды, последнее музыкальное перо на реке «Жатвы» – и ты долго ещё не можешь отойти от этих ощущений. В альбоме создан целый мир, живой, необычный, загадочный и притягательный. Поэзия Ревякина оставляет следы в сознании, в памяти, в душе. Но не как надоедливые припевы поп-песенок, а как священно-откровенные слова великой тайны. Смыслы этих слов будут проявляться в положенное время, словно всходы урожая, но до конца не будут поняты и разгаданы никогда – до самого конца жизни, пока не наступит, наконец, срок «последней жатвы».

Дополнительная информация и аккредитация на презентацию:
e-mail; ICQ: 215549607 (Дмитрий Урюпин).

 

 

   


::: Использование материалов сайта с ведома автора всячески приветствуется :::
::: Дизайн © Феоfaн С. Отрастутьев :::